дикие пляски на останках мечты...



Жизнь - игра, просто жестокая игра; и что бы ты не сделал, ты всегда победишь, если сумеешь сохранить себя.
Чем хуже репутация, тем больше свободы...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:30 

Elpis
первая запись...
зачем? сама не знаю... просто так...
хотя в ентом мире ничего не бывает просто так... Когда и при каких обстоятельствах всплывет ентот дневник??? Но сейчас мне все равно.
Пишу... Что? опять не знаю. Но всетаки пишу. И много исчо чуши напишу... уж такая я есмь... А есмь ли я? или уж нет? Не важно...

20:36 

Elpis
нарушаю все правила ведения дневников... да и хронологию ощущений...
но я и завела дневник, чтоб выложить отрывки жизни... осколки прошлого... и, возможно, продолжить...
итак, начну...

20:37 

Elpis
Иногда так хочется жить,
но не знаешь как делать это…..
Уже не хватает сил идти на ощупь, ничто уже не вдохновляет… и ты застреваешь в холодном Н И Ч Т О, в пустоте.
Дальше рушатся надежды на путеводную звезду: начинаешь верить в знаки, строить замки из песка и отрицаешь их иллюзорность, а когда все рушится, остаешься в мрачном Н И Ч Т О, в пустоте.
И, наконец, все от тебя отворачиваются, ты остаешься одна, О Д Н А, в бездушном
Н И Ч Т О …
И тогда приходит О Т Ч А Я Н И Е…
Как жить после этого?
К чему стремиться?
Просто опускаются руки и ты твердишь: «Ненавижу, Н Е Н А В И Ж У…»
Ненавидишь кого? Что?
Это – ледяное О Т Ч А Я Н И Е.
Жизнь, точнее существование, превращается в А Д…
И как тяжело видеть чей-то Р А Й на земле…
Остается только ждать… ждать П Р О Б У Ж Д Е Н И Я…
когда К Т О – Т О тебя разбудит, нежно погладит по щеке и произнесет: «Это был страшный С О Н…»
Страшный, леденящий кровь С О Н…
Но он станет явью, неотвратимым будущим, если ты вновь останешься О Д Н А
Так что Ж И В И, Р А Д У Й С Я,
Л Ю Б И Е Г О
и никогда не верь снам.
Все будет Х О Р О Ш О !!!

_.__.____
А я опять в гордом одиночестве.
Спросите: «А разве одиночество бывает гордым?»
Н Е Т, но надо же его хоть как то оправдать…..


20:38 

Elpis
Как хорошо идти по железнодорожным путям…
У поездов перерыв, людей вокруг – никого… Вокруг деревня, поля, простор…
С В О Б О Д А…..
Тишина… только снег звонко скрипит под ногами…
Каблуки проваливаются… но ты этого не замечаешь… только немного жалко новые сапоги…
Тишина, покой… вокруг поля, леса… П Р И Р О Д А
…И так спокойно на душе…
Идешь и думаешь: «Х О Р О Ш О вот так шагать…»
Где-то лают собаки… Д А Л Е К О, до сюда все равно не добегут…
А собаки уже рядом… бегут, играют… даже забавно
И тут подступает С Т Р А Х… Ты О Д Н А… вокруг ни души…
Т О Л Ь К О ты и собаки…
Т Ы и С Т Р А Х
Перерастающий в панику животный С Т Р А Х…
Забавные, милые животные превращаются в исчадия А Д А…
Как Г Л У П О… еще секунду назад все было так умиротворяющее… так бы и шла вечно…
А сейчас… Что делать? Куда идти?
Смотришь назад: рельсы, рельсы… Х О Л О Д Н Ы Й М Е Т А Л Л, и ничего более.
Колени подкашиваются, но ты идешь…
«Я не боюсь, Я Н Е Б О Ю С Ь !!!»
Шаг, другой, третий… и ты уже Г О Т О В А… пусть набрасываются,
П У С Т Ь
Каждый шаг – шаг к спасению…
«Я не боюсь, Я Н Е Б О Ю С Ь !!!»
Ты ничего не слышишь, ничего не видишь, просто идешь: шаг за шагом, все дальше и дальше…
И В Д Р У Г замечаешь, ты совсем одна, собаки ушли, И Х Б О Л Ь Ш Е Н Е Т…
до города метров сто…
Ты ликуешь: «Я дошла, Д О Ш Л А, цела и невредима»
Как радостно возвращение в город…
…и как неожиданно и У Ж А С Н О увидеть собаку у себя на пути… хотя и на привязи…
Ты резво сбегаешь с путей… они беснуются, рвутся… вот-вот веревки оборвутся…
А вокруг заборы, З А Б О Р Ы… и за каждым еще по псу…
Шаг влево, шаг вправо… и еще громче угрожающий рык… а вокруг ни души…
Ты несешься, как загнанная лань… и ты уже не человек, а лишь сгусток Н Е Р В О В,
С Т Р А Х А, У Ж А С А…

Испытав такое, долго еще будешь вздрагивать от писка пекинеса и потявкивания пуделя… но тогда поймешь, ты не одна на свете… и все против тебя…
Шанс выжить – бороться… с самой С О Б О Й…
И никто, кроме тебя самой, пальцем не шевельнет для твоей защиты…

__.__.____

20:41 

Elpis
Не думай о секундах свысока…
Жизнь – бесчисленное число мгновений… бесконечность настроений, отношений… любви и ненависти, горя и радости, секунд и… мгновений…
Каждое мгновение – маленькая жизнь, которая рождается и умирает, унося с собой частичку тебя…
Каждое мгновение рождает радость или печаль, эхо которых отзывается целые дни, недели, месяца… вечность. Некоторые мгновения живут веками…
Мгновения прекрасны и ужасны, и только от тебя зависит, какая их черта возьмет верх…
Так что действуй, думай, выбирай
мгновения, мгновения, мгновения…

20:43 

Elpis
Кроваво красный закат… Ветер чуть колышет засыпающие деревья. Все окрасилось в багряные тона, на миг вспыхнуло алым… и исчезло. Не осталось ничего: только тишина и покой. Мир исчез до появления новой «звезды».
Ни красок, ни движения. Только изредка пробежит шальной огонек… там, где пару минут назад был шумный пыльный город. И кому не спится в эту чудную ночь?
Но вот всходит месяц… и прокладывает себе мягкие зеленые дорожки. А ведь зеленый – цвет надежды. На что же надеется ночь? И что она в себе таит? Любовь и ненависть, храбрость и страх, горе и радость… Все растворилось в темноте. И лишь желто-зеленые отсветы на секунды выделяют кусочки жизни. Тут романтичная парочка, такая светлая, чистая…, что ждет ее впереди?..., там жалкий бомж, варящийся в собственном соку… без будущего, без настоящего и, что мелочиться, даже без прошлого…, но и он тоже тянется к жизни.
И так до утра. Только до утра, когда кровавый рассвет вернет все на свои места. Пять минут тишины, безмятежного покоя или тихой грусти, тоски по несвершившемуся, по несбывшимся мечтам. А там опять бешенная погоня непонятно за чем, бессмысленные поиски ложных идеалов, какофония звуков под скрип натянутых до предела нервов…, пока милосердный закат не окрасит все в траурные цвета, не придаст миру таинственное очарование, неописуемую прелесть… прелесть покоя…
Изо дня в день мир катится к своему печальному, но величественному концу, игнорируя прекрасное и превознося посредственное. Ничто не вечно, ничто не идеально. Кто знает, может на его месте возникнет нечто новое, более совершенное, более прекрасное… Ведь за закатом всегда приходит рассвет; за сумрачной ночью следует радостный день, если не смешать все краски в погоне за обманчивой мечтой; за смертью всегда кроется новая жизнь, чистая и прекрасная.
Поживем – увидим…

20:44 

Elpis
Солнце заволокло тучами. Небо укрылось хмурым серым покрывалом. Еще немного, и оно заплачет, жалостно, как ребенок. Земля спряталась под хмурыми лужами. Даже близлежащие дома с растущими около них редкими кустиками накинули мутный наряд. Воздух наэлектризовался от высокой концентрации поглощенной радости. Все кругом ненавязчиво обещало грозу.
А где-то там, за горизонтом светит маленький, но яркий огонек. Его никто не видит и не чувствует. Он только твой. И он движется к тебе. Никто не знает, что одного существования этой светлой точки достаточно, чтоб сколь угодно мрачный день превратить в ярчайший, чтоб развеять любую беду.

Но пусть это будет наш маленький секрет.

20:49 

Elpis
Дождь

Третьи сутки подряд идет дождь…
Земля горючими слезами оплакивает судьбы людей. Иногда кажется, еще чуть-чуть, и она утонет в океане горестей и печалей.
Ее тягостные вздохи валят с ног, вырывают с корнями деревья, срывают крыши… и в океане становится несколькими каплями больше, несколькими каплями горя, беды, безнадежности.
И кажется, что солнечные дни ушли навсегда. А были ли они? Или это просто сладкие грезы? Ведь уже целую вечность Земля рвет и мечет, убирает всю грязь, так тщательно разведенную людьми.
А стоят ли они стольких стараний? Оставь человечество хоть на миг без присмотра, и в его глазах вновь зажгутся шкодливые огоньки, и оно опять понесется к своим иллюзорным мечтам, круша все на пути к этой цели… Пока заботливая мать-Земля не повернет в его сторону печальный взгляд.

20:52 

Elpis
Тишина… И даже телевизор показывает сетку.
Обычное летнее затишье; время все осмыслить и обдумать; отдохнуть от вечной суеты.
Кругом никого: пустая квартира, пустой район. Мир как будто погрузился в летнюю спячку. Мир… такой же забавный и неуклюжий, как маленький медвежонок.
Не звенят телефоны, не гремят проезжающие мимо машины. Все замерло в ожидании чего-то… все копит энергию для взрыва… Только какого???... Взрыва ярких красок, бурного веселья, радостного сумасшествия… или страшной грозы, очередной войны… Не важно кого с кем… Человек всегда готов придумать себе врага, в крайнем случае он ведет войну с самим собой.
Но все это пустые домыслы… А пока – тишина.
Пусть это даже затишье перед бурей, но оно дарит драгоценную возможность собраться с мыслями, восстановить силы… А что еще нужно для жизни?... жизни, в которой уже нечего терять…
Остается наслаждаться покоем…

20:14 

Elpis
...хронологию уж и не восстановить... много же всего порой намешивается в ентой жисти...

20:18 

Elpis
Как не хочется падать с небес на землю.
Но опять подрезаны крылья, и я кубарем падаю вниз. Почему самые близкие люди постоянно стремятся сделать больно?
Почему утешают только виртуальные «друзья»? Или люди разучились любить? Помогать?
Они что ли стыдятся стремления прийти на выручку… и, зачастую, только спрятавшись за компьютором, за сотнями и тысячами километров, решаются чуть-чуть приоткрыть занавес своей души, поделиться самой малостью тепла.
Человек строит приспособления, изобретает все новую и новую технику… и сам постепенно превращается в машину. Он теряет способность чувствовать, сопереживать. Как скоро он перейдет на двоичный код? Ведь так будет много проще задавать команды технике.
…А я хочу лететь, хочу любить… хочу быть любимой… хотя бы как друг. Но, похоже, это слишком много. И мне опять обрубают крылья самые близкие люди. И опять разбиваюсь о землю. И опять шлю SOS по проводам… в двоичном коде…

20:19 

Elpis
Гроза

Steelma: Кстати, мож не в тему: ты любишь грозу?
Elpis: люблю...

Как здорово наблюдать грозу, когда все хорошо. Сидеть на балконе в уютном кресле… а лучше на коленях у любимого, укутавшись в плед…
Природа беснуется, небо колется на тысячи кусочков, опадающих на землю капельками дождя… Еще секунда, и на головы прохожих падает новый поток «слез». А у тебя все хорошо. Ничто не может помешать твоему счастью. Не надо ничего строить, рушить, можно жить и наслаждаться жизнью, не боясь чьего-либо гнева, даже природы.
Когда все плохо, когда душа рвется на части и невозможно усидеть на месте… когда душная комната уж сводит с ума, как здорово пройтись под дождем без зонта…
Идешь, никуда не спеша, чуть морщась от попадающих за шиворот капель. Навстречу несутся, прячась от дождя, люди… От кого они прячутся? От чего? От дождя, от проблем, от врагов… или от самих себя? Где они хотят скрыться? Как? Единственное решение – смерть, но разве жизнь не стоит того, чтоб ее прожить, прочувствовать. Разве нет прелести даже в дожде, грозе, некой неизведанной завораживающей силы – силы гнева природы… или буйной радости. Редкие знакомые пытаются остановить, допытать, вернуть… им не понять… пусть бегут.
Идешь, думаешь… ни о чем и обо всем сразу. Печальные, гнетущие образы постепенно обретаю радостные краски; плохое переходит в хорошее, черное в белое. Он ушел… ты снова осталась одна на всем белом свете… Никто тебя не понимает... А нужен ли он тебе был? Может, все к лучшему? Не надо ничего из себя строить, пытаться произвести впечатление, не разочаровать всех, тем более его. Можно просто быть самой собой, идти куда хочешь ни на кого не оглядываясь… а разве это не счастье? И была ли любовь? Ведь вы постоянно тянули друг друга, уже давно изображали то, чего никогда и не было. Но ты теперь одинока… А разве это так? У тебя есть гроза… она ничья, только твоя. Никто не в силах отнять единства с природой, с ее гневом… или буйной радостью? Природа не сдерживает себя, она свободна… свободна ото всех, как и ты сейчас…
Свободна, свободна… Что-то мешает потоку мыслей, возвращает в реальность… Что? где? Навстречу идет парень: вода льется ручьями, капли струятся по лицу, капают на одежду. Он тоже тебя заметил, он улыбается грозе… или тебе? Из под пролетающих зонтов вырываются ироничные непонимающие улыбки… пусть пролетают. Он тоже любит грозу, тоже един с ней… и с тобой.
Только у своего порога замечаешь, что вымокла до нитки, что вода льется с тебя ручьем, что с волос разлетаются миллиарды капель…
И как приятно вернуться в такой когда-то ненавистный дом. Но это было так давно. Снять мокрую одежду, закутаться в уютный плед и смотреть… Смотреть, как разверзаются небеса, как плачут уж легкие светлые тучки. Капли изредка падают в лужи, разлетаясь на тысячи колец. Деревья отряхиваются после весеннего душа, чистые и посвежевшие. Где-то игриво проглядывает луч солнца, радуга указывает на золото гномов. И только несколько старых дубов так и остаются на дороге… Они не пережили грозу. Такие крепкие с виду, дарующие жизнетворную тень в жаркие дни. И вот – их нет. Больно терять знакомых, невыносимо терять друзей, любимых… Но жизнь продолжается. Надо идти дальше. Пусть прошлое хоронит своих мертвецов, а ты сохрани в памяти зелень, отбрасываемую тень… не омрачай воспоминания распростершимися на мертвом асфальте ветками, беспомощным стволом… посади у дома случайно подобранный желудь и радуйся солнцу…


люблю... когда все хорошо, сидеть под крышей и следить за молниями... видеть, как беснуется природа... небо колется на тысячи кусочков... а у меня все хорошо, мне не надо ничего рушить, строить, можно жить и наслаждаться жизнью, не боясь чьего-то гнева, даж природы...
...а когда все плохо, здорово пройтись под дождем без зонта, вымокнуть до последней нитки... идти, и смотреть, как люди прячутся от природы, от друзей, от себя самих... А когда возвращаешься домой, вода льется с одежды ручьем... и так становится тепло и уютно даж в комнате, кот видеть недавно уж не хотелось...

__.__.2004

20:22 

Elpis
Она сидела с ногами на кресле и лениво писала в своем дневнике. «Новый год… Всегда веселый и радостный. До двенадцати еще далеко, но люди уже отбросили все печали и горести. Повсюду предпраздничная суета. Все сияет и светится. А ведь на свете так много несчастья, боли… отчаяния. И я опять одна, всегда одна. Сейчас родители уйдут к кому-нибудь в гости, а я так и буду сидеть тут, смотреть в окно… А ведь в этом что-то есть. Что-то жестокое, но прекрасное, романтичное. Включу музыку на всю громкость, украшу елку… Пусть все думают, что мне хорошо… Что мне никто не нужен.»
Но в комнате неожиданно загорелся свет и прозвучал усталый голос матери:
- Так ты идешь?
В нем было столько горечи, печали, боли утрат… Как можно было не подчиниться ему? Разве можно рисоваться, если это делает жизнь близких невыносимой?
Все уже собрались… Некоторые просто холодно поздоровались, всем своим видом показывая неприязнь, непонимание ее присутствия здесь; другие стали весело расспрашивать… ведь уж почти целый год не виделись… Целый год, как она ушла, разрушив все мосты. Царила радостная атмосфера, все кипело и бурлило. Звучали песни под гитару, звенел веселый смех. Ничто не могло разрушить праздник… и лишь она упрямо сидела в стороне, безнадежно смотря на безжизненный мобильник.
И зачем она пришла сюда? Ведь это просто низкий обман, зачем бежать от правды, особенно в новый год? Она сама себя презирала за слабость, безволие…
Как они могут веселиться, когда вокруг так много горя и печали? Когда ветер забвения заметает твой образ в его сердце и ничто не может спасти от неминуемой гибели… Он не позвонил… Даже не позвонил!
Часы побили двенадцать, начался новый год… еще один год страданий и одиночества. Бенгальские огни режут глаза, радостные лица плывут, как в тумане. Кто-то подает бокал шампанского… Мама, забыв невзгоды, радостно перебегает от одной подруги к другой, незаметно повзрослевшие «дети» зовут танцевать. Неужели все забыли, что связывает ее с этой компанией? Неужели смерть так быстро стерлась из их памяти? И как же лживо все это оживление, как противно?
Она сорвалась с места и стремительно понеслась прочь… Черные слезы катились по щекам, бешенный порыв тянул все дальше и дальше вперед… Никто не пытался ее остановить, они даже не заметили ее исчезновения.
Все было мерзко и противно. Мысли, несмотря на количество выпитого, вились ясной лентой, отчетливо и ужасно логично. Они все дальше и дальше уводили ее… в глубь отчаяния, в мрак небытия.
Повсюду запускали фейерверки, жгли петарды. Веселая толпа просто не замечала темную фигуру. И когда ее гардероб стал полностью черным? Она этого и не заметила. Даже в этот праздничный день она была в черных джинсах, черном свитере, черной кожаной кепке… и с более чем черным настроением.
Внезапно дома закончились, дальше шел лес, темный и мрачный, как и она. И такой же пустой, полный горечи и пустоты. Как давно она тут не была. Аш с тех далеких и светлых времен, когда была нормальной девчонкой, а жизнь казалась нескончаемой чередой игр, шалостей, веселых забав, мир был полон друзей. И куда это все ушло?
Тонкая куртка совсем не грела, руки уж почти не чувствовались… и куда делись перчатки, стоившие ей нескольких зарплат?... Что-то мешало? Что? И когда она успела прихватить бутылку водки? Ведь она же не пьет, она ненавидит даже сам вид этого «напитка».
Лес сгущался, стало совсем темно. Сапоги уж давно промокли от набившегося в них снега. А она все шла и шла… Где-то раздавались веселые голоса: наверное, какая-нибудь компания решила выпить глинтвейну у костра; с другой стороны доносились беспомощные, полные отчаяния крики какой-то девчонки… Лес всегда был излюбленным местом извращенцев и маьяков… Но ей было все равно. ОН даже не позвонил, родители веселились со своими знакомыми, друзей у нее уж давно не было. Слишком разошлись их интересы за последние месяцы.
Что-то противно пропищало… И что бы это могло быть? В лесу? Мобильник… как всегда в самый неподходящий момент… «С новым годом! Разреши поцеловать за новый год!» Лучше бы он и не объявлялся!
Совсем рядом послышались шаги, и на едва заметную дорожку вышла пара молодых людей: один со вкусом одетый, другой – внезапно сдернутый с места головорез, даже не попытавшийся придать своему облику хоть каплю приличия и привлекательности.. Девчонка уже отмучилась…
-Ты штоли? Какими судьбами? – совсем не смущаясь спросил идущий спереди. Да, не первый год они были знакомы и уже давно повязаны. И только благодаря ему, Ромке, она всегда выходила сухой из воды, только благодаря его безнадежной любви, отгородившей ее от всего…
- Да ты совсем замерзла… - он уже заботливо застегивал на ней куртку, даже не замечая крови на руках, - Разве так можно? Одной в лесу… почти не одетой…
- Оставь ее, - раздался тихий шепот из-за его спины, - она ж нас всех сдаст, пусть замерзает…
Игорь всегда ее недолюбливал… ведь она – причина страданий единственного близкого ему человека, ведь она вывела Ромку из «игры»… и она чуть не стала причиной их ссоры. Игорь не мог понять, что Ромка нашел в ней… ну смазливая мордашка, ну волосы… и это все! Разве можно любить вечно печальную девчонку, с ужасной фигурой… которая, к тому же, вот уж пятый год изображает из себя недотрогу. Разве можно бросить все из-за такой? …Такой загадочной и таинственной, которая всегда рядом в трудную минуту, у которой всегда найдется нужное слово, с которой можно просто помолчать… которая не ищет денег, не лезет в постель к заправилам компании… Неужели он тоже свихнулся? Он, Игорь, самый бесчувственный и жестокий. Только влюбиться ему не хватало.
А тем временем Ромка уже нес ее на руках, бережно, как ребенка… закутав в свою дубленку, хотя на улице было далеко не жарко.

Очнулась она на мягкой кровати, заботливо закутанная в теплый плед. Весело потрескивал огонь в камине, повсюду горели свечи, в полумраке виднелась пушистая елка, скромно украшенная темно-синими шарами, как ей нравилось, под которой уж лежали подарки.
Тихо скрипнула дверь. На мгновение в комнату ворвались полупьяные голоса празднующих в зале людей. Конечно же, Ромка отнес ее к себе, в свои апартаменты штаб-квартиры. Он присел на край кровати и задал всего лишь один вопрос:
- Нет?
Ответа и не требовалось. Все уж давно было обговорено и решено. В глазах его читалась безнадежная грусть… и любовь.
- Даже если я все брошу ради тебя? Уйду, оставив все им?

Никто уж и не помнил, где и как они познакомились, как она оказалась впутана в их дела… Ромка рано остался без родителей и без средств к существованию, что и сформировало его характер: достаточно мягкий и гибкий, когда надо твердый и железный. Но основной его чертой была надежность, ощущаемая с первого же взгляда на этого человека. Он умудрился собрать вокруг себя и приструнить все «отбросы» района. Многие под его влиянием получили образование, выбились в приличные люди, позабыв все прошлое, кроме Ромки, его надежной дружбы и поддержки. Только Игорь так и не изменился, остался таким же низким и безнравственным… и этим и привлекал особое внимание к себе. Вся «бандитская» деятельность сосредоточилась теперь в штаб-квартире… и постепенно преобразовалась просто в дружеские встречи, и только вылазки Игоря никак не удавалось искоренить.
Поняв, что ответа не будет, Ромка достал из-под елки большую коробку и протянул ей. Под его тяжелым взглядом она нехотя начала рвать красивую оберточную бумагу (судя по одной только упаковке Ромка в финансовом отношении уже давно твердо стоял на ногах). Это была шуба: черная, длинная, пушистая… точно такая, о которой она когда-то мечтала. Ромка с надеждой продолжал смотреть на нее, зная, что никакие подарки не помогут: она любит другого… который с ней лишь играет.
Она вскочила, схватила свою старую тонкую куртку, и, взглянув на него взглядом затравленного зверя, помчалась прочь. На этот раз по району, но опять куда глаза глядят, не оборачиваясь. Она знала, что шикарная шуба полетела в камин, что Ромка опять не выйдет месяц из комнаты, пока не разнесет все в дребезги… пока не выпьет обширные запасы спиртного. Это был замкнутый круг.

Она не помнила, во сколько вернулась домой… Но включила компьютер и вышла в интернет, прекрасно осознавая, что ей нечем будет за него платить. По щекам текли черные от туши слезы, но она этого не замечала. В аське ЕГО не было. Да и какой нормальный человек будет встречать новый год перед компьютером?
В ящике лежали ЕГО письма со стихами, ежедневник был исписан ЕГО именем, душа отзывалась только ЕМУ… отзывалась болью и безнадежностью. Так продолжать было бессмысленно и невозможно.
Она навела порядок в комнате, куда уже давно не заглядывал луч солнца, выкинула множество фантиков и оберток от шоколада… Положила под елку подарки родителям.
В голове наконец-то окончательно прояснилось. Она еще не понимала, что и зачем делает, но тщательно и с особым вкусом оделась, что было нелегко при ее смехотворных доходах, заново накрасилась, с трудом расчесала шикарные, но ужасно спутанные уже волосы… Сколько раз она жалела, что они не черные…, но так и не стала перекрашиваться.. Пересчитала деньги в кошельке: должно хватить -, небрежно бросила их на непривычно пустой стол. Написала СМС… зачем звонить, ведь все-таки праздник… «Я тебя люблю… Прощай», и двинулась к выходу…

Ромка, изменив традициям, не стал запираться в комнате… Он бесцельно бродил по улицам, ни о чем не думая, ничего не замечая, как зомби. Но что-то вернуло его в реальность, он увидел ее… Она была на редкость прекрасна, во всем черном, но светлая… Откуда пришло это сравнение? Теперь уж врятли кто-нибудь это поймет. Она лежала на белоснежном ковре снега, как будто спала. Золотистые волосы разметались вокруг головы, сверкая как ореол. На лице застыло мечтательное выражение, как у ребенка, увидевшего подарки под елкой. Казалось, что она вот-вот протянет ему руки, как когда они дурачились в зимнем лесу, рассмеется своим детским смехом… предложит пойти к нему. Не доставало лишь стремительного движения, так свойственного ей при жизни, стремление не терять ни минуты, ни секунды…
Начинало светать… Усталый, но радостный народ расходился по домам, не обращая внимания на «дурачащуюся» молодую пару. А Роман так и стоял, пытаясь навсегда запечатлеть ее в своей памяти, именно такую, не бегущую от его любви…

11.01.2005

20:23 

Elpis
Посвящение

«Сейчас придет Димас (а они-то думаю, сам главный явится… иш размечтались), и начнет это глупое представление… Неужели кто-то верит еще в подобные посвящения? Ведь и дураку понятно, что меня просто хотят закинуть на среднюю ступень, а спектакль для отвлечения внимания…»
Она лежала на гигантской плите черного мрамора в одном балахоне до пят. Волосы разметались вокруг головы, и таинственно поблескивали в свете костров. Со всех сторон жертвенник окружали черные тени… лишь ей одной позволено не прятаться за душной черной тканью и вальготно развалиться на теплой, впитавшей дневное тепло летнего солнца плите.
Еще минут пять она будет занимать все внимание окружающих, а там должен будет подействовать наркотик… и начаться посвящение. Как это низко и банально, но до сих пор безотказно действует.
По кругу пронесся священный ропот и толпа расступилась, образовав коридор… Вдали, на самом краю поляны показалась фигура…, такая же черная, как все, но что-то ее выделяло, завораживало. От нее исходило нечто могущественное и властное, подавляющее и влекущее за собой. Неужели это он? …такой веселый и задорный, излучающий всегда жизнь и радость? такой родной и любимый? …и такой могущественно страшный…
Вокруг не раздавалось ни звука, о перешептываниях, столь мешающих на сходках, ничто не напоминало. Низшую касту как будто подменили… И тут перед ней возник черный, раздуваемый ветром, балахон. Трудно было поверить, что в нем что-то есть… кроме мрака, проглядывающего в прорезях капюшона. Из темноты зазвучал голос: низкий, перехватывающий дыхания, до боли нечеловеческий… он опускался все ниже и ниже, до самых глубин ада… и вдруг взмывал ввысь, руша бархатный черный небосклон.
Она знала, что это латынь, знала, о чем речь… и одновременно ничего не могла понять. Текст наполнился тайным, неведомым никому смыслом, он уводил за собой, отрывал душу от тела и безжалостно бросал в пропасть.
В глазах все плыло, хотелось стонать от неведомо когда и откуда пришедшей боли, тело сводили судороги. Плита стала адски холодной… или горячей, обжигающей… и испускала холодный черный свет, впивающийся в тело миллиардами тончайших игл. Так хотелось вскочить, убежать отсюда, спрятаться за широкой Димкиной спиной… Но ведь это же он – Димка – заставляет ее так неимоверно страдать, он не станет ее защищать…
Она рванулась вперед, ничего не видя за плотными клубами мрака, и резкая боль пронзила руки и ноги, как будто ее изо всех сил ударили острейшими кинжалами. Обессиленная, она упала обратно, на зловещий камень, сковавший ее тело. Воздух разрезал пронзительный крик. Неужели это она?
Но как же больно… как будто всю сжигают изнутри. Боль как живая, она то собирается в самом сердце, то растекается, затрагивая каждую даже самую отдаленную клеточку ее существа. Но вот что-то изменилось. Как будто крохотный, но все пожирающий огонь прошелся по ней и выплеснулся из вены левой руки наружу, зашипел на светящейся черной глыбе, растекся по ней липкой вязкой жидкостью. Боль прошла, лишь рука онемела. Ей вдруг стало смертельно холодно, она умирала…

Она проснулась в холодном поту, ее трясло, левая рука занемела. Неужели она так и не сможет никогда забыть все эти детские глупости, чуть не сгубившие ее жизнь. Ведь они ее отпустили… с миром… Неужели она действительно принадлежит им… и ЕМУ… Но все было несерьезно, это была лишь игра, ИГРА…Да и прошло уже шесть лет с тех пор. Надо прогнать все эти глупости из головы и хорошенько выспаться.

Где она? Что за странная постель с черными простынями? как она тут оказалась? Что в конце концов случилось? Она попыталась встать, но почему-то забинтованная левая рука согнулась под весом тела.
Дверь скрипнула, и вошел Димка. А он ли это? или тот чарующий и пугающий страх?
-- Очнулась, малыш? Ты держалась молодцом… -- он подал ей стакан горячего кофе, -- что-нибудь принести?
Неужели весь этот кошмар – правда? И она действительно корчилась на мраморной плите, истекая кровью, при восходе луны…
Из глаз потекли слезы. Что же она наделала? Что теперь? что дальше?
-- Не надо, не плачь… Все позади! Я с тобой… теперь навсегда с тобой… И ты будешь моей, ты ведь мечтала об этом? Ты уже моя, только подрасти немного.

Они отпустили ее, он отпустил ее. Почему же каждое полнолуние ей снится этот кошмар из детства? что ей делать? И почему ее так тянет обратно? Мосты сожжены, но жить так просто невыносимо. Днем, встретив рассвет, она будет жалеть о своем поступке, проклинать себя за слабость, безволие… Но что делать сейчас? как усмирить воспоминания?
Как оказалась на вокзале, она даже не запомнила. В руках был ритуальный кинжал, служивший когда-то для ее посвящения. Случайные прохожие оглядывались и спешили укрыться от столь необычной фигуры, контролеры даже не подумали спросить билет. Она была как во сне, в голове клубился мрак, то разрываясь на миллиарды клочьев, то снова собираясь плотной пеленой. В какой-то момент она заметила, что одета в черный балахон до пят, как тогда… волосы спутаны и отливают огненно рыжим, в них как-будто играют отсветы огня, того зловещего огня, порешившего ее жизнь…лишь черные джинсы нарушали целостность картины.
В вагоне больше никого не было. Припоздавшие путники спешили удалиться в другой вагон. Она и не заметила, как неподалеку, за ее спиной образовалась фигура, знакомая и желанная, но столь пугающая и полная тьмы. Просто внезапно повеяло холодом (или теплом?), смертью (или жизнью?), ее как магнитом потянуло в ту сторону.
Что произошло дальше – тайна, покрытая мраком… Только она почувствовала себя частью его, стала единым целым с ним. Они слились в едином танце смерти, вечной смерти среди языков черного пламени под светом некончающегося полнолуния.
Мало кто заметил что-нибудь, кроме ее ночного исчезновения. Но почему-то погасла грусть в глазах, ее жизнь стала светлой и радостной, полной любви… и лишь самые близкие друзья иногда заставали ее утром в слезах, с полным отчаяния и презрения взглядом, когда муж даже не пытался ее утешить, а стоял в стороне потупив взор и с ненавистью наблюдая рассвет, рассвет после полнолуния.

ночь 11-12.01.2005

20:31 

Elpis
трудно расставить все по местам... да и есть ли в ентом мире для чего-нить отведенное место?
остальное написанное слишком тяжело и ужасно... не буду тут размещать... Это было просто какое-то безумие...

Если кто-нить всетаки прочел весь ентот бред (или часть его), оставьте комментарий... хотя бы для того, чтоб я знала о вашем существовании...

20:34 

Elpis
я не сошел с ума
мир так стар и мал
что его делить нет больше смысла
ты возьми себе
все, что на земле
мне оставь простор небесной выси...

19:08 

Elpis
Скоро новый год… а на улице опять тает снег… Иногда кажется, что все растаяло навсегда, осталась только грязь да слякоть… И никогда не оденет земля белый покров…, не прикроет своей наготы…
Все пустое, все тщетно, нелепо, тебе нечего больше ждать, тебе не о чем больше мечтать…
Все ушло, пронеслось пред глазами…
Жизни прежней уже не вернешь, и вперед ты уже не пойдешь…
Ты упала, и встать уж не в силах, в венах кровь перестала греть…
Так зачем ты ползешь, страдаешь, и не легче ль тебе умереть?

29.13.2003

19:09 

Elpis
На улице тает снег, а с ним и предновогодние мечты… Сколько глупых надежд из года в год связывают с этим праздником. И как обидно, когда все они рассыпаются, как карточные домики. Даже взрослые, умудренные опытом люди, часто попадают в плен волшебству этого праздника… и тем обиднее потом, тем большая пустота остается в сердце.
Особенно обидно, когда кто-нибудь изо всех сил подпитывает рождественские иллюзии, и разочарование повторяется с каждым следующим рождественским днем; когда не знаешь уж, чему верить, куда идти. Пустота, тишина, одиночество…

2003

19:09 

Elpis
На улице тает снег, а с ним и предновогодние мечты… Сколько глупых надежд из года в год связывают с этим праздником. И как обидно, когда все они рассыпаются, как карточные домики. Даже взрослые, умудренные опытом люди, часто попадают в плен волшебству этого праздника… и тем обиднее потом, тем большая пустота остается в сердце.
Особенно обидно, когда кто-нибудь изо всех сил подпитывает рождественские иллюзии, и разочарование повторяется с каждым следующим рождественским днем; когда не знаешь уж, чему верить, куда идти. Пустота, тишина, одиночество…

2003

19:10 

Elpis
Как любит человек во всем обвинять других… В своей неудаче, ошибке; в чужом счастье… И никто не может обидеть себя любимого даже подозрением, а не то что обвинением…
А как решать проблему, отрицая ее существование или принадлежность ее себе??? Им повезло… ноу проблем… Ошибка, проблема, конфликт – все скрывается за невезучестью… Ну что здесь поделаешь?!
А проблемы все копятся и копятся… и уходить от них все сложней и сложней… И в один прекрасный миг выхода не остается…

darkness

главная